Центр Алексея Герваша «Летаем без страха» –
эффективное лечение аэрофобии. Специализируемся на изучении и устранении страха полета с 2008 года.

СМИ о нас

Корзина
В корзине нет товаров
«Нельзя достичь абсолютной безопасности ни в самолете, ни на улице, ни в метро»

«Нельзя достичь абсолютной безопасности ни в самолете, ни на улице, ни в метро»

KMO_147710_00021_1_t218_194057.jpg

Фото: Роман Вуколов / Коммерсантъ

"Нельзя достичь абсолютной безопасности ни в самолете, ни на улице, ни в метро"

Пилот Алексей Герваш в интервью "Ъ FM"

Можно ли было предотвратить авиакатастрофу во Франции? Стоит ли доверять свою жизнь пилоту? Стало ли больше аэрофобов за последние годы? И почему самолет безопаснее обычного офиса? На эти и другие вопросы ведущему "Коммерсантъ FM" Анатолию Кузичеву ответил авиационный психолог, пилот, руководитель центра "Летаем без страха" Алексей Герваш в рамках программы "Действующие лица".


"Пребывание в самолете — это более безопасный процесс, чем любой другой процесс жизнедеятельности"

Алексей Герваш об аэрофобии: "Есть некоторые обострения. У тех, кто предрасположен к аэрофобии, это, безусловно, может стать тем фактором, который предрасположенность переносит в разряд психического расстройства, чем и является аэрофобия. Если человек предрасположен к аэрофобии, то в один прекрасный день он может заболеть ей. Такие события, как недавняя катастрофа, — это триггеры, они просто запускают механизм, к которому он был предрасположен. Аэрофобия — достаточно хорошо изученная история. Цифры говорят о том, что в любой стране мира, не важно, были там авиакатастрофы или нет, процент людей, которые страдают аэрофобией, не меняется — это 30%. Потому что на самом деле аэрофобия с самолетами никак не связана".

О шансах выжить в авиакатастрофе: "Официальная статистика говорит о том, что выживаемость — 50-53%. Большинство авиакатастроф происходят на этапе взлета и посадки, когда земля близко. Остальное — это, скорее, нонсенс".

О безопасности полетов: "На сегодняшний день пребывание в самолете — это более безопасный процесс, чем любой другой процесс жизнедеятельности вообще. Самолет — это ситуация, которая максимально защищена от всего, чего бы то ни было".


"В авиации нет случайных людей"

Алексей Герваш о том, как отличить аэрофобию от обычного беспокойства: "Вопрос в том, насколько понимание "боюсь летать" влияет на качество вашей жизни. Если вы не избегаете полетов, если вы не сидите за неделю до вылета в панике, что вам лететь, если вы не штудируете интернет, пытаясь собрать статистику по Boeing-737, и у вас вызывает ужас, что это Boeing-737, потому что он не Airbus, а Airbus вызывает ужас, потому что это не Boeing, если вам не нужно упиться в хлам, чтобы совершить этот полет, то на качество вашей жизни принципиального влияния это не имеет. Да, дискомфорт. Фобия начинается тогда, когда человек начинает избегать определенного процесса, тем самым влияя на качество своей жизни".

О том, кто предрасположен к аэрофобии: "Из 30% людей, страдающих от аэрофобии, за профессиональной помощью обращаются 0,5%. Здесь получается замкнутый круг. Чтобы стать аэрофобом, человек должен быть определенного психотипа. Аэрофобы — это люди подозрительные мнительные, тревожные, недоверчивые, не умеющие делегировать полномочия. Естественно, что это все идет из глубокого детства. Человек живет в иллюзии, что если я контролирую ситуацию, то все хорошо. В этой же иллюзии он живет, например, за рулем".

О подготовке пилотов и катастрофе лайнера Germanwings: "Стать пилотом — это очень долго, дорого и сложно. В авиации нет случайных людей. Я более спокоен за любого пилота, чем за любого человека на улице. Если ты дошел до кресла коммерческого самолета, то ты человек определенного уровня. Другой момент, что да, Любиц сошел с ума. Как бы это ни было прискорбно понимать людям, особенно подверженным аэрофобией, любой человек, сошедший с ума и задумавший взять с собой 150 человек, он это сделает, совершенно не важно, кто он".


"Никакая логика, статистика или здравый смысл аэрофобию не лечат"

Алексей Герваш об особенностях восприятия аэрофобов: "Если мы будем говорить о статистике с аэрофобом, ничего хорошего из этого не выйдет. Аэрофобы крайне чувствительны к слову "статистика". Если ты говоришь ему, что по статистике на дорогах бьется больше людей, он в этот же момент перестает тебе доверять, однозначно. Они не доверяют никому в жизни, кроме себя. Никакая логика и никакая статистика или здравый смысл аэрофобию не лечат. Мы каждый день получаем звонки, люди звонят нам и говорят: "Ну что вы мне такого расскажете, чего я не знаю. Я и сам могу почитать, как самолет летает". Аэрофобия — прекрасно изученная штука, она устраняется в 98% случаев. Это комплекс мер, который очень разносторонний. Он затрагивает логику, здравый смысл, это дает 20% успеха. Остальные 80% с логикой и здравым смыслом никак не связаны. Человек, чтобы стать аэрофобом, должен иметь определенную модель поведения, тревожно-мнительный психотип, это человек, который ищет подвох. Единственный способ такого человека справиться с этим огромным количеством подвохов в жизни — это иллюзия контроля над любой ситуацией".

О безопасности на борту: "Авиация — это история заранее предусмотренная. Все, что может случиться с самолетом в полете, предусмотрено заранее. Я, конечно, исключаю, что по нему стреляют ракеты или сумасшедший пилот баррикадируется в кокпите. Я говорю с авиационной точки зрения. Любой отказ механизма, любая техническая неполадка любой системы заранее предусмотрены. В отличие от неполадок в КамАзе на встречной полосе. У экипажа в отличие от аэрофобов есть четкий алгоритм действий на любую неполадку, на любую неисправность системы самолета. Больше того, это же САМОлет, он не ВЕРТОлет. Вот вертолет летает, пока вертится. Есть некий шанс посадить его на авторотации, но он очень маленький. А самолет может вообще летать с отказом 95% всех его систем, включая оба двигателя. И он будет лететь. Он никуда не падает. Это только в голове у аэрофобов "сейчас что-нибудь случится и все упадут и умрут".

"Возможность Любица забаррикадироваться в кокпите произошла из-за того, что попытались достичь стопроцентной гарантии, что террористы не проникнут в кокпит. Нет абсолютной безопасности. Массовая ошибка людей — она сейчас практически у всех — в том, что они хотят сделать так, чтобы такого больше никогда не случилось. Вы можете сделать так, чтобы такого больше не случилось, но случится что-то другое. Нельзя достичь абсолютной безопасности ни в самолете, ни на улице, ни в метро".